39
Лариса Колязина осталась в команде нового правительства региона
59
Конкурс пройдёт 3 ноября в администрации Саратова
38
Его профессионализм высоко оценили многие депутаты, промышленники и общественники, которые поддержали его назначение
Наиля Кязимова 0 174

Повороты времени. Дмитрий Луньков о документальном кино

Статья из газеты: АиФ-Саратов № 40 02/10/2014

XI Международный телекинофестиваль документальной мелодрамы «Саратовские страдания» успешно прошёл в нашем городе с 11 по 17 сентября. Но есть ли уверенность в том, что документальные фильмы заинтересуют зрителей вне стен фестивального зала?

Александра Дубко / Союз журналистов Саратова

На эту тему корреспондент «АиФ - Саратов» предложила поразмышлять Заслуженному деятелю искусств РФ, режиссёру и сценаристу Дмитрию Лунькову.

Приоритет отдан информации

Наиля Кязимова: Дмитрий Алексеевич, со временем интерес к документальному кино возрос или же, наоборот, угас?

Дмитрий Луньков: На кинофестивале «Саратовские страдания» руководитель российской гильдии неигрового кино Евгений Григорьев сказал, что одна из главных бед - это слабая работа со зрителем. Такая работа, конечно, необходима. Но дело в том, что само время, изменив свои приоритеты, отвлекло людей от документалистики. А это зависит уже не от нас, а от обстоятельств, в которых мы живём. Золотой полосой для документального кино была вторая половина 60-х и 70-е годы. Тогда снималось много фильмов, и они привлекали внимание. Сегодня же этот интерес угас, и активной работой со зрителем дело не поправишь. Обстоятельства изменили время, а время поменяло отношение к документальному кино, причём не в лучшую сторону.

-Что же это за обстоятельства, которые увели людей от неигровых фильмов?

-В первую очередь это «безэкранье». Лет пятнадцать назад телевидение, которое и показывало документалистику, целиком переключилось на информацию. До этого на протяжении трёх лет я вёл в Москве передачу «Документальный экран России», и она была очень популярна, имела хороший рейтинг. Было много фильмов, я приглашал режиссёров со всей страны, мне писали зрители. После этого я достаточно длительное время был ведущим «Документального экрана» в Саратове. И вот однажды мы снимали передачу с режиссёром Мариной Ивановой и, не уложившись в один выпуск, договорились продолжить разговор уже в следующей передаче - ровно через неделю. Но этим планам не суждено было сбыться: в верхах приняли решение ограничить всю деятельность регионального телевидения информацией, остались только «Вести». А у информации, как говорил один из признанных теоретиков телевидения Энвер Багиров, короткие крылья. Ей недоступен человек, его душевный облик, его портрет. Местное телевидение играло колоссальную роль в документалистике, лучшее кино делала провинция, и вдруг всё это заглохло. Неигровые фильмы остались без средств и без внимания. Вот такую злую шутку сыграло «безэкранье».

Взаимный неинтерес

-Вы как-то сказали: «Документальному фильму нет места, когда пропадает интерес человека к человеку»...

-Да, и это второе обстоятельство, отвлекшее людей от неигрового кино. Изменилась страна. Снизился интерес к человеческой судьбе. Зачем мне чужая судьба, о которой рассказывает документалист, когда мне неясна своя собственная? Неигровому кино не нашлось места, когда исчез интерес к человеческой личности и восторжествовал индивидуализм. Кроме того, произошли изменения в организации документального кинопроизводства. Раньше мы все киноленты сдавали в Москве, и их придирчиво смотрели мастера кино и кинокритики, прежде чем показать по телевидению. В день на экран выходило по нескольку премьер. А для кого документалистика делается сейчас? У неё нет адресата. Появились длинные фильмы, сделанные как будто для себя, которые некому показывать. К тому же, зрителя у документалистики отняли сериалы, заполонившие телевидение и Интернет.

-А какова ситуация с неигровым кино в Саратове?

-Ситуация с документалистикой общая по всей стране, и конкретно на Саратове зацикливаться не стоит. Я вхожу в две киноакадемии - «Золотой орёл» и «Ника», и мне присылают сотни конкурсных фильмов. Среди них есть и слабые картины, они никому не адресованы и просто «гонят метраж». Саратов разделяет общую судьбу. Нельзя говорить отдельно об уральской документалистике, новосибирской и так далее. Все страдают. Мне жаловались новосибирцы, что за показ отснятого фильма нужно платить. На главных телеканалах сегодня документальное кино редко увидишь, а «Культура» не пользуется особой популярностью. Хорошо, что в нашем городе проходят «Саратовские страдания».

Наряду с фильмами главное на этом фестивале - встречи, внимание, разговор. Конечно же, в России есть режиссёры, которые снимают хорошее кино, но сейчас не время документалистики. Это подтверждает и тот факт, что «Саратовским страданиям» всегда было очень тяжело в финансовом плане.

«Не нужно никого ругать»

-Как же всё-таки поддержать режиссёров, которые пытаются сегодня снимать документальные фильмы?

-Они сами поддержат себя собственным упорством. Кино стало частным делом. Камера сегодня доступна, стоит не очень много. Известный режиссёр Марина Разбежкина говорит, что кино не должно стоять с протянутой рукой и просить денег. Для документального фильма требуется не много - камера и интерес к жизни. Поэтому нужно проявлять интерес и снимать. Конечно, встаёт вопрос заработка. Но тут, повторюсь, может помочь только личное упорство. Если человек всерьёз хочет заняться документалистикой и снять значительную ленту, нужно в первую очередь интересоваться другой личностью. К примеру, мой принцип: главное - человек напротив меня.

-Как вы думаете, вернётся ли интерес к документальному кино?

-Вполне возможно, но не сейчас. Люди отвлечены обстоятельствами другой жизни, и винить в этом некого. Отношение к искусству складывается достаточно стихийно. Человека нельзя заставить что-то смотреть: он должен прийти к документальному кино сам. И не нужно сегодня никого ругать и уповать на недостаточную работу со зрителем. Работа эта порой была очень интенсивна, порой ослабевала, но не она формировала зрительский интерес. Интерес формировало время, его повороты. Фильм должен быть нужен, сейчас такой потребности нет. Мы живём в неблагоприятное и некомфортное для документалистики время. Но я по этому поводу спокоен, обложился книгами, читаю. Не стоит сосредотачиваться на чём-то одном. Придёт и время неигрового кино, его будут спрашивать. Это произойдет, когда в общество вернётся интерес к человеку, и документалистика снова увидит «небо в алмазах».

Досье: Дмитрий Луньков родился 14 апреля 1936 года в Энгельсе. В 1959 году окончил филологический факультет СГУ. Работал журналистом и кинорежиссёром на саратовском телевидении. Сотрудничал с Нижне-Волжской студией кинохроники, московскими и санкт-петербургскими студиями. Дмитрий Алексеевич - член Союза кинематографистов, лауреат Государственной премии России, Заслуженный деятель искусств РФ, член двух киноакадемий - «Ника» и «Золотой орел». Автор книг о кино, вышедших в Москве в издательстве «Искусство» («Наедине с современником», «Куриловские калачи»), и ряда статей.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда закончатся работы на Привокзальной площади в Саратове?
  2. Сколько в Саратовской области недостроенных домов?
  3. Что делать, если банком навязана услуга страхования при кредитовании?
Самое интересное в регионах