Татьяна ВОЛЧЕНКО 0 99

В области растёт число памятников равнодушия и дефицитного бюджета

Статья из газеты: АиФ-Саратов №48 27/11/2013

Саратовцы обеспокоены вопросами аварийного жилья и состоянием памятников

В редакции «АиФ - Саратов» телефон практически не умолкает. Жители области делятся наболевшим, просят помочь в решении вопросов, львиная доля которых касается аварийного жилья, а также исторического наследия.

Дома-помойки в центре города

- Почти 10 лет мы обивали пороги чиновников, пытаясь решить судьбу дома № 14 на улице Лермонтова, - не скрывая захлестывающих эмоций, рассказывают жильцы соседней многоэтажки (ул. Набережная Космонавтов, 5. - Авт.). - Здание с богатым прошлым могло быть включено в реестр охраняемых объектов. До революции здесь был Храм Святой Троицы, в военные годы дислоцировались штабы стрелковой дивизии и истребительной авиационной бригады, позже размещалось военное ателье, а потом здесь нашли приют бомжи, без церемоний разбазарившие всё его нутро. Красивые чугунные лестницы оказались в пункте приема металлолома, деревянные перекрытия пошли на обогрев помещения.

К тому времени, пока представительный с виду особняк наконец обрёл хозяев, он утратил почти всю свою привлекательность.

- Куда смотрят местные власти? - недоумевают жители Волжского района. - В центре Саратова не должно быть домов-помоек! Это ведь историческая часть города, здесь чуть ли не каждое строение является памятником старины. Но, как ни странно, именно они становятся скопищем нечистот.

В профильных ведомствах пожимают плечами: мол, на содержание исторического наследия не хватает средств. «В центре каждый второй дом аварийный: если снаружи хоть немного реставрирован, то во дворе уже нет... Возможно, стоит снести некоторые из них", - предложил на одном из заседаний коллегии регионального минстроя и ЖКХ экс-председатель Комитета по жилищной, коммунальной и строительной политике Алексей Сергеев. Такую позицию наверняка поддержали бы коммунальщики, жалобы на которых не перестают поступать в редакцию газеты.

- Мы три года ждали, когда нам починят крыльцо, - рассказывают жильцы дома № 51 по улице Некрасова. - Но так и не дождались. Решили отремонтировать за свой счет. Это при том, что квитанции УК оплачиваем регулярно. За такими домами, как этот (есть сведения, что он принадлежал купцу Шерстобитову... В 1990-х годах здание было включено в список охраняемых памятников архитектуры. - Авт.), двойной уход нужен, а мы постоянно сталкиваемся с равнодушием. Состояние особняка плачевное, от дворовых построек уже ничего не осталось.

Апогей недальновидности

В не менее сложной ситуации оказалась усадьба Нарышкиных в селе Пады Балашовского района. Ее история восходит к далекому 1721 году, когда двоюродный брат Петра I Александр Нарышкин перевез сюда своих крестьян из подмосковных вотчин. С тех пор земельными угодьями по берегам некогда судоходного Хопра владели шесть поколений знатного русского рода. К 1893 году в усадьбе насчитывалось 43 строения. Сегодня большинство из них в силу нехватки средств и времени превратились в руины. Как такое могло случиться? Имеющая статус федерального культурно-исторического комплекса, усадьба по сути является бесхозной. Нет у нее ни паспорта, ни утвержденных границ территории, ни проекта зоны охраны и охранных обязательств, но самое главное - земля, на которой расположено государственное имущество, не принадлежит государству!

Никто из присутствовавших на заседании комиссии Общественной палаты по культуре и охране культурного наследия области (состоявшейся в начале ноября т. г. - Авт.) так и не смог объяснить, как из-под части объектов усадьбы земля, отнесенная к категории республиканского значения еще в 1990-х годах (а значит имеющая номинального хозяина в лице Росимущества), была уведена сначала в муниципальную, а затем частную собственность. По словам Вячеслава Дьяконова, руководителя территориального управления Федерального агентства по управлению госимуществом в Саратовской области, 10 сохранившихся объектов усадьбы значатся в реестре федеральной собственности с 2008 года. Отправляемые с 2010 года в центральный аппарат Росимущества сметы ные расчеты (на тот момент для реконструкции требовалось более 62 млн рублей) оставались без ответа. На пороге уже 2014 год, а воз, как говорится, ныне там. Это при том, что область взялась за разработку проектов по этнотуризму. О какой-такой туристической привлекательности и инвестициях может идти речь, если мы постоянно стреляем в своё прошлое из ружья? Как бы будущее, согласно известной присказке, не выстрелило в нас из пушки.

Кстати: Саратовцев не отличает уважительное отношение не только к памятникам архитектуры, но зачастую и к потомкам известных земляков. Восемь месяцев семья Чернышевских (родственников писателя-революционера в 4-м и 5-м поколениях) жила без воды в родном «имении» - музее-усадьбе Николая Чернышевского. Самостоятельно починить вышедший из строя водопровод они не имели права, поскольку не являются владельцами флигеля, а государство (будучи хозяином памятника) в лице музея не спешило устранять неисправность. Более того, в ходе судебных разбирательств выяснилось, что Чернышевские не могут пользоваться коммунальными услугами бесплатно, так как не входят в список членов семьи, от 1926 года (то есть задолго до рождения каждого из них), имеющих на это право. Им предъявили счет на 185 тыс. рублей.

Справка: В настоящее время, по данным госучета, на территории области под государственной охраной находится более 5000 объектов культурного наследия, в том числе 52 - федерального значения, 681 - регионального, 112 - местного (муниципального) значения; 4288 - выявленные объекты культурного наследия, из которых более 3000 - объекты археологического наследия.

(По данным Комитета по охране культурного наследия Саратовской области).

Мнение эксперта

Важно сохранять баланс

Виталий Кудрявцев, Заслуженный архитектор России, председатель Саратовского отделения Союза дизайнеров России:

- Как ни печально прозвучит, но дефицит бюджета говорит не в пользу историко-архитектурного наследия Саратова. Построить многоэтажку зачастую оказывается целесообразнее, чем вести реставрационные работы. Меж тем вопросы реконструкции являются актуальными для исторического города. Памятники старины «умрут», если не будут жить нормальной жизнью. Досадно, что многими саратовцами они воспринимаются всего лишь как ветхие строения с множеством коммунальных проблем. И здесь возникает дилемма: как соблюсти интересы конкретных жильцов и города в целом? Причем одно другому не противоречит. Взять, к примеру, приведенную в порядок бывшую колбасную фабрику на пересечении улиц Октябрьской и Челюскинцев. Здание было в аварийном состоянии, но пришел инвестор и отреставрировал его. Оно теперь смотрится по-новому. Для исторического города понятие вхождения в контекст общей застройки очень важно. А потому необходимо разработать строгие правила, определяющие внешний вид и высоту зданий (это практикуется в Санкт-Петербурге, Париже, во многих городах Швеции). В противном случае получаются уродливые «ляпы».

Колумнист

Закон противоречит жизни

Денис Жабкин, блоггер, краевед:

- Странное дело: в нашем регионе очень много зданий, которые могут претендовать на статус памятников архитектуры, но за последние 2-3 года в список особого охраняемых объектов не было включено ни одно из них, зато есть целый ряд исключенных. Одни исчезли из перечня историко-культурного наследия по заслугам, не пройдя историко-культурную экспертизу. (В этом ряду, в частности, сталинские дома, которые не представляют особой архитектурной и культурной ценности.) Другие - в силу того, что уже стерты с карт области и лица земли - так сказать, не дожили до экспертного совета. Здесь в качестве примера можно привести многие сельские церкви, купеческие дома и т. д. Так, в приказе 2009 года о лишении особого статуса объектов архитектуры указаны адреса: Чапаева, 48, 50, 31 - там были жилые дома и усадьбы конца XIX века. Многие пожмут плечами: мол, не помним таких... И правильно, потому что они канули в лету еще в конце 1990-х - начале 2000-х годов, когда ударными темпами шла застройка названной улицы многоэтажками.

А вот ряд примеров, которые говорят о том, что история проиграла современности в силу личной выгоды толстосумов. Гимназию, построенную до революции на улице Большой Сергиевской (ныне ул. Чернышевского, 69) исключили из списков культурного наследия - это случилось, когда появились планы по застройке этого участка многоэтажками. Но само здание до сих пор не снесли, в нем нашли пристанище бомжи и наркоманы, о чем красноречивее слов говорят разбитые стекла и повсюду разбросанные использованные шприцы.

Та же участь постигла дом № 26 по улице Некрасова - особняк XIX века, не подававший никаких признаков разрушения. Вскоре после исключения его из вышеупомянутого перечня появился проект застройки этого участка. Там хотят возвести многоэтажку. А на пересечении улиц Советской и Пугачевской высотки уже выросли - там еще 8 лет назад располагались старинные усадьбы, причем в хорошем состоянии.

Это невосполнимые потери. Хотя к тому, что пока удается сохранить, горожане относятся недостойно. Одна из причин такого положения - в несовершенном законодательстве, которое предусматривает жесткие правила реконструкции и содержания памятников. Для жильцов-собственников это непосильно, а город и область не предусматривают таких затрат в бюджете.

Российские программы по сохранению культурного наследия не идут в сравнение с западными, где помимо бюджетного финансирования очень развито меценатство.

Мнение власти

Реставрация не предусмотрена?

Геннадий Старовойтов, председатель комитета по охране культурного наследия регионального министерства культуры:

По сравнению с предыдущими годами финансирование работ по сохранению культурного наследия области из регионального бюджета заметно сократилось. Если в 2009 году на реализацию программных мероприятий было выделено 103,4 млн, в 2010 году - 12,9 млн рублей, то в 2011 году выполнены работы на сумму 176 тыс. рублей, а в 2012 году - на 500,0 тыс. рублей.

Недостаточное финансирование не позволяет решать обозначенные в областной целевой программе задачи по созданию условий для обеспечения безопасности и сохранности объектов культурного наследия области. Так, с 2013 по 2017 год на памятники старины в областном бюджете предусмотрено всего 2 млн 470 тыс. рублей. Из них на организацию проведения госэкспертизы - 170 тыс. рублей в текущем и по 200 тыс. рублей в последующие годы. Ежегодно на проведение обследования и подготовку материалов для утверждения границ зон охраны объектов культурного наследия планируется осваивать по 30 тыс. рублей, на паспортизацию - по 50 тыс., на разработку проектов зон охраны - по 200 тыс., на популяризацию памятников культурного наследия - по 20 тыс. рублей. На реставрацию объектов историко-культурного наследия в этом году средства не предусмотрены.

Точка зрения

Туризм по-русски

Ольга Лысикова, кандидат исторических наук, доктор социологических наук, профессор кафедры «Менеджмент туристического бизнеса» СГТУ имени Ю.А. Гагарина:

- Наш регион располагает немалым туристическим потенциалом, и памятники старины при этом играют особую роль. Об этом можно судить по интересу, который к ним проявляют как иногородние жители, так и иностранцы, желающие бывать не только Москве и Санкт-Петербурге, но и в российской провинции. Что этому препятствует? Организационные сложности в связи с тем, как бы нам показать лучшее и скрыть недостатки, которые не сводятся только к качеству дорог. Дороги у нас ничем не хуже и не лучше, чем в соседних областях. Дело в нашей культуре и менталитете. Идеи-то есть: саратовская гармошка, саратовский калач, дворянские усадьбы, купеческие особняки - все это компоненты имиджа Саратова и области, их нужно продолжать популяризировать.

Думаю, не лишним было бы объявление областных и муниципальных грантов для финансирования на конкурсной основе наиболее перспективных проектов по созданию туристско-рекреационных кластеров, обустройству пришедших в упадок усадеб и церквей, прокладыванию новых маршрутов для пешего и велосипедного туризма. Сегодня нам приходится наверстывать упущенное семимильными шагами и, к сожалению, только в отдельных муниципальных районах (Вольском, Базарно-Карабулакском, Пугачёвском, Хвалынском, Энгельсском, Марксовском, Лысогорском и Красноармейском).

Крайне необходимо, чтобы власть услышала науку, а бизнес - власть. Но у нас далеко не всегда содержание книг совпадает с реалиями жизни. В России бизнес по-русски, охота по-русски, свадьба, рыбалка… и туризм тоже по-русски. Он не может быть другим, потому что микроклимат специфический.

Сколько бы мы ни вкладывали денег в развитие отрасли и какие бы замечательные кадры ни готовили, нам очень сложно освоить тот уровень сервиса, который является нормой, например, в Италии, Испании, Франции или Турции. Да и цели такой не стоит. Думаю, надо разрабатывать малозатратные проекты, например в рамках фестивального и экологического туризма. Они давно практикуются в Австрии, странах Балтии, Австралии, во многих странах и регионах мира.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда закончатся работы на Привокзальной площади в Саратове?
  2. Сколько в Саратовской области недостроенных домов?
  3. Что делать, если банком навязана услуга страхования при кредитовании?
Самое интересное в регионах