36
Лариса Колязина осталась в команде нового правительства региона
59
Конкурс пройдёт 3 ноября в администрации Саратова
37
Его профессионализм высоко оценили многие депутаты, промышленники и общественники, которые поддержали его назначение
Олег Винс 0 209

Волга для потомков. Какую реку получат будущие поколения?

Эколог: Создание каскада водохранилищ на Волге, которых сегодня 11, сродни экологической бомбе, оставшейся потомкам

2017 объявлен в России годом экологии для того, чтобы все мы могли обратить внимание на эту сферу, задумались, поняли истинное состояние дел и начали менять ситуацию к лучшему.

Корреспондент «АиФ - Саратов» задал экологу Ольге Никитиной, автору книги «Бомба» для потомков», члену-корреспонденту Российской экологической академии несколько вопросов.

Пострадали обитатели реки

- Ольга Владимировна, почему такое название у вашей книги, за которую вы получили в 2013 году литературную премию имени писателя, нашего земляка, уроженца Калининского района Михаила Алексеева?

- Считаю, что создание каскада водохранилищ на Волге, которых сегодня 11, сродни экологической бомбе, оставшейся потомкам. В основу книги легли только факты, сбором которых занималась, более 30 лет, события, очевидцем или участников которых довелось быть, и мнения специалистов. Хотелось понять, что стало с Волгой. Когда факты сопоставлены во времени, они осмысливаются по-другому и вызывают другие оценки.

- Объясните, что стало с рекой за прошедшие годы?

- Она превратилась в цепь водохранилищ проточного типа, чего нет в природе. К сожалению, руководителям, ответственным за принятие решений, не хватало ни желания, ни знаний предусмотреть последствия таких гигантских строек для природы. Главным для развития страны, когда реализовывался план преобразования Волги, были энергетика и водный транспортный путь. Жизнь реке и всем ее биологическим ритмам задавали гидроэнергетики.

- Кто или что пострадало больше всего?

- Обитатели реки, поскольку полностью изменилась их природная среда: скорость течения, температурный режим, загрязнение химическими веществами, обрушение берегов, заиливание нерестилищ, зарастание растительностью, мелководья, цветение воды, зимние и осенние половодья. Плотины навсегда лишили исконных мест нереста в пределах нашей области мигрирующих рыб осетровых пород. Иногда привожу такое сравнение: это все равно, если бы нас, людей из цивилизации, взять и перенести на необитаемый остров. Кто выживет в новых условиях? К тому же, загрязнение воды нарастало, ведь очистных сооружений у промышленных, коммунальных предприятий 30-40 лет назад либо не было, либо они работали неэффективно. Только в 1981 году в Саратове была построена станция аэрации для очистки канализационных сточных вод, не только механической, но и биологической, с насыщение воды кислородом. Это произошло благодаря специальным постановлениям Совета министров СССР и совмина РСФСР, выделившего деньги на строительство современных по тем временам очистных сооружений в нашем городе. Но как работала эта система? Очищенная вода, поступавшая в Волгу, была хорошего качества. При этом осадок, содержащий вредные вещества в концентрированном виде, оставшийся после очистки, хранился в прудах-накопителях прямо на территории, и технологического решения его утилизации просто не было. Пруды переполнялись со временем, тогда жижа по оврагам сливалась в реку. Никто не заботился и не отчитывался об утилизации отходов, главное - что станция работала! Кстати, только в 90-годы было найдено техническое решение по сушке илового осадка. Сейчас отходы вывозятся и захораниваются на спецполигоне на территории Саратовского района. Этот пример не единственный: до сих не все города и райцентры нашей области имеют эффективную очистку сточных вод. В Вольске каждый год обещают завершить строительство таких сооружений вот уже более 30 лет.

О последствиях не думали

- Волга уже несколько веков активно используется для хозяйственной деятельности. И об экологии, особенно в 19 и первой половине 20 века, думали в последнюю очередь.

-К сожалению, так. Постепенно загрязнение волжской воды достигло критического состояния в .80-90 годы. В Волге постоянно фиксировалось повышенное содержание меди, тяжелых металлов, сульфатов, азота, нефтепродуктов, пестицидов. В некоторых местах превышения ПДК (предельно допустимых концентраций) вредных веществ было до 10- 100 раз, а в выпусках саратовских городских оврагов — в нескольких сотен и даже тысяч раз. Постепенно загрязнение достигло критического состояния. Думаю, многие саратовцы помнят массовый замор рыбы в 1989 году, когда по всему Волгоградскому водохранилищу плыла мертвая рыба.

Последствиями превращения реки в водохранилища стало непрерывное разрушение берегов. По подсчетам специалистов, в воду попало 100 миллионов кубометров грунта. В Духовницком районе, например, берег отступил местами на 250-350 м. Происходит заиливание нерестилищ рыб, они лишаются последних мест, пригодных для размножения.

- Когда ситуация стала меняться?

- К концу 80-х годов прошлого века. С начало перестройки стала доступна информация о состоянии окружающей среды, она перестала быть закрытой. В стране и регионе появился первый государственный орган по охране окружающей среды (Госкомприроды РФ, потом министерство природных ресурсов и экологии РФ, в Саратовской области - министерство природных ресурсов и экологии - авт.). Стали принимать законы, защищающие окружающую среду. Ранее таковых не существовало и невозможно было привлечь к ответственности руководителя или частное лицо, отравивших реку. Появились экономические рычаги воздействия на загрязнителей Волги: платежи и штрафы. Предприятия обязывались строить очистные сооружения. Была создана единственная в мире межрегиональная природоохранная прокуратура, которая следит за соблюдением законодательства в этой сфере в бассейне Волги. Затем появился федеральный закон «Об охраняемых природных территориях», благодаря которому в нашей области образован национальный парк «Хвалынский», федеральный заказник по защите дрофы и более 50 памятников природы. Выделяются средства на берегоукрепление в Духовницком, Хвалынском и других районах.

- Суда, лежащие на дне Волги. Они также дают загрязнения воды?

- Создан реестр брошенных и затопленных судов в Саратовском и Волгоградском водохранилищах. Некоторые затоплены с баками, полными горючего, мешают судоходству и загрязняют воду. За последние годы удалось поднять несколько десятков таких памятников, доставшихся нам от предков. Сейчас осталось около 40, в том числе и первый в мире речной ледокол, лежащий на дне рядом с Энгельсом. Проблема в их бесхозности, невозможно найти владельца, чтобы обязать утилизировать.

- В области есть мусоперерабатывающие заводы, но множество отходов при этом оказывается на дне Волги. Дайверы говорят, в черте Саратова, на дне, даже на большой глубине не найти песка, все усыпано мусором. Можно ли с этим бороться и как победить?

- Заводы есть, но нужно измениться людям. Ведь мусор часто не доносится до контейнера. Почему старые лодки, аккумуляторы, покрышки выбрасываются в воду или в овраги и лесополосы? Нужно понимать, все мы частичка природы, а агрессивная, загрязненная окружающая среда отражается на здоровье каждого человека.

Что делать?

- Как вы думает, есть ли в черте Саратова нелегальные, неучтенные сбросы загрязненных отходов?

- Думаю, есть, но их на порядок меньше, чем раньше, поэтому и Волга стала чище. Во-первых, прекратили работу многие промышленные предприятия, построенные в период индустриализации (метизный завод, кожзавод, биохимический, лесопильный, авиационный и др.). Оставшиеся предприятия вынуждены были модернизировать производства, чтобы не разориться на платежах и штрафах за загрязнение окружающей среды. Новые современные производства строились уже с учетом новых экологических норм.

Когда-то в районе нефтеперерабатывающего завода Волга была в радужных пленках нефтепродуктов, а у горы Увек текли керосиновые ручьи, поскольку почва пропиталась им за долгие годы работы этого завода. Случались там и аварии с загрязнеием Волги: при наливе нефтепродуктов в цистерны на железной дороге вдоль берега или при загрузке в танкеры в Увекской бухте. Было и такое, когда один из шламонакопителей, такой мазутный пруд, полностью «ушел в Волгу». Теперь уже лет десять от этого «экологического наследия» предприятие избавляется, очищает и рекультивирует загрязненную территорию. Недавно обнаружили свою «бомбу» - заброшенную бетонную емкость с остатками нефтепродуктов, много лет назад заваленную землей. Сейчас ее демонтировали, почву очистили от загрязнения.

- Есть ли выход из этой ситуации? Как в будущем будут решаться проблемы загрязнения окружающей среды?

- Верю в новые технологии, разработки, решения, способные на прорыв в этой сфере. Мы получили вместо Волги техногенные водоемы, значит нам нужно защищать берега, чистить форватер для судоходства, поднимать суда и мусор со дна, запускать мальков рыб и проводить еще множество дорогостоящих мероприятий. Если совсем упростить для понимания, то получается, за рекой нужно следить, как за прудом. И надо быть готовыми к тому, что расходы на поддержание его жизнедеятельности могут превысить доходы от эксплуатации каскада ГЭС.

- А сколько лет просуществует бетон, заложенный в основу плотин?

- Я не раз задавала этот вопрос специалистам. Ведь саратовской плотине уже около 50 лет. Они говорят, мол, запаса прочности хватит еще на два поколения. А что потом? Возможно, пришло время провести и такие специальные исследования.

 

Материал подготовлен: Мария Гошина
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда закончатся работы на Привокзальной площади в Саратове?
  2. Сколько в Саратовской области недостроенных домов?
  3. Что делать, если банком навязана услуга страхования при кредитовании?
Самое интересное в регионах